«От тренера зависит многое»: новый директор ДЮСШ «Барыс» о развитии хоккея в Казахстане - новости Казахстана и Мира | YUNEWS.KZ
Рус Қаз

Регистрация

Вход

+7 771 194 0204 Наш whatsapp

«От тренера зависит многое»: новый директор ДЮСШ «Барыс» о развитии хоккея в Казахстане

444

Smiley face

Фото Георгий Копылов

Две недели назад детско-юношескую спортивную школу «Барыс» возглавил Руслан Нурмухамедов. До этого он руководил хоккейным клубом «Горняк» из Рудного. Молодой, идейный, он ставит на первый план не личные отношения, а развитие хоккея. Руслана Болатовича очень часто можно увидеть у окна своего кабинета – он наблюдает за тренировочным процессом, делает записи в своей общей тетрадке. Говорит, чтобы не забыть, что нужно сделать или уточнить. Он обещает не сидеть на месте, и боится своими идеями надоесть вышестоящему руководству. В интервью сайту Yunews новый директор ДЮСШ рассказал, почему готов идти на компромиссы с коллективом и родителями, какие цели и задачи ставит перед тренерами, каким он видит развитие хоккея в Казахстане в целом и приоткрыл завесу тайны о новой программе развития хоккея в Казахстане, которую разрабатывают в федерации.   

Smiley face

- Руслан Болатович, недавно вы возглавили детско-юношескую школу «Барыс». Как бы пафосно это ни звучало, главную хоккейную школу страны. Какие у вас ощущения и впечатления?

- Конечно, очень приятно получить такое приглашение. Вы правильно сказали, это главная школа страны. Ощущения приятные. Конечно, очень хочется поработать в структуре «Барыса», принести пользу. Я сразу отметил тренерам и всем: я пришел сюда не номер отбывать, а принести какую-то пользу, внести какую-то лепту в развитие детского хоккея. Надеюсь, у меня это получится.

- Люди, знающие Вас, говорят, о Вас «конкретный руководитель». Вы сами, когда возглавили в 2014 году хоккейный клуб «Горняк», в котором до этого много лет отыграли, сказали коллективу, что «работа – это работа, а личное – это личное». Не сложно ли будет это реализовать в столице, учитывая, что давление здесь все же больше? 

- Да, в Рудном я сразу озвучил и, в принципе, такую политику вел. Город маленький, со многими ребятами приходилось играть в команде, поэтому я разграничил однозначно. Сказал: работа есть работа, спрашивать буду со всех одинаково. Личное – это уже отдельно. Так и здесь. В ДЮСШ есть тренеры, с которыми я тоже играл, которых я знаю непосредственно, но здесь позиция остается моя неизменной: работа должна быть работой, и ничто не должно мешать этому. Личные отношения только, наверное, потом, за пределами работы, и их нельзя перемешивать. Что касается Нур-Султана, конечно, город обширней, возможностей у людей больше, но я думаю, у меня хватит коммуникабельности найти понимание и общий язык со всеми людьми: с руководством, с родителями, с тренерами. Я сторонник, так сказать, возможности и умения договориться, найти какой-то компромисс, который должен устраивать все стороны, либо донести, объяснить. Мои двери не закрыты, я готов пообщаться, объяснять. Мне не жалко потерять свои силы и время, чтобы объяснить родителю или какому-то другому человеку, который задаст вопрос, поинтересуется. 

Smiley face

- Сколько сегодня в ДЮСШ детей и тренеров?

- В ДЮСШ занимается порядка 750 детей. Это 13 групп разного возраста, начиная с малышей 2014 года и заканчивая 2002 годом рождения. На каждом возрасте у нас занимается по два тренера, только у 2002-го года, где уже взрослые ребята, которые играют в ЮХЛ в России, в Молодежной Лиге Казахстана, там работает три тренера. Плюс у нас два тренера по вратарям, один тренер по катанию, который ставит деткам всех возрастов катание, и один тренер по общей физической подготовке. Итого 31 тренер в штате. 

- Кстати, вы не рассматривали вопрос расширить штат по количеству тренеров по катанию? Потому что ни для кого не секрет, что у многих детей проблемы именно в катании. 

- Да.

- А это одна из первых составляющих хорошего игрока в будущем….

- Однозначно. Но я считаю, что на сегодняшний день одного тренера по катанию достаточно. Может быть, с увеличением прилива детей и стоит привлечь второго. Но, как я говорил, у нас на каждый год два тренера, и каждый занимается тем, что ставит ребенку катание. Я скажу, не во многих школах есть тренеры по катанию, и не во многих школах есть два тренера на возрасте. Там с этим справляется один наставник: и катание ставит, и технику владения шайбой, и тактику. И у них за счет этого выстреливают очень достойные мальчишки. Так что, имея в возрасте двух тренеров, плюс третьего – по катанию – это уже здорово и хорошо.

Smiley face

- Давайте будем честными, насколько мне известно, ни у одной школы, кроме «Барыса», нет возможности держать 2-3 тренеров на один возраст.

- Это да. Я часто стою, смотрю (в кабинете директора ДЮСШ есть окно, через которое можно наблюдать за тренировочным процессом – прим.) на работу тренеров, и вижу, насколько здесь больше внимания. Все-таки два тренера – есть два. А три – тем более. Отсюда и результат.

- А за эти 10 дней, на протяжении которых вы наблюдаете за тренировками, успели сделать какие-то выводы для себя? Может быть что-то поменять, изменить. Какое видение у вас?

- Выводы какие. Я посмотрел несколько игр с участием наших команд в первенстве Российской Федерации. Проводил встречи с тренерами, некоторым посоветовал быть более участными в процессе. То есть, они были немного отстранены от участия, больше наблюдали за детками. Я попросил их немного поменять тактику в этом плане. Все-таки это дети, их надо вести, ими надо немножко управлять, подсказывать. Только тогда они смогут через какое-то время сами двигаться по льду, располагаться правильно. Были такие коррективы, именно в ведении игры на официальных соревнованиях.

Что касается тренировочного процесса, в принципе, ребята работают правильно. Есть какая-то своя методика – это очень здорово. Что хотелось бы внести? Если брать по всему процессу, возможно, рассмотреть возможность тренировок и на правом берегу. Нур-Султан – город не маленький, и у нас много деток. Я уже владею информацией о родителях, которые живут на правом берегу, и им не совсем удобно привозить детей на левый берег. Если сейчас мы с «Казахстаном» (ледовый дворец на правом берегу – прим.ред.) более плотно завяжемся и будем возможность проводить там тренировки – это было бы здорово. Тогда у нас и прилив новых деток будет, и удобство для родителей. 

- Вы имеете ввиду перевести ДЮСШ в «Казахстан»?

- Нет, совмещать. Не полностью. Проводить тренировки на правом берегу тоже.

- Я не совсем понимаю, каким образом? 

- Аренда льда.

- А как Вы поделите группу? Вот есть команда, 60 детей. Там, условно, половина детей живет на правом берегу, половина – на левом. Как их поделить?

- Мы можем рассмотреть два варианта: по месту нахождения детей, и мы можем дробить эти тренировки…

- По большинству? 

- Нет. Все-таки у нас два тренера. Проблема такая есть, ее надо как-то решить. Есть несколько путей ее решения. Либо мы отследим и поймем, сколько у нас детей реально на правом берегу, и кому было бы удобнее. И мы можем разделить, например, 50 на 50. 

- Один тренер там, другой здесь?

- Да. Соответственно, программа у тренеров будет одинаковая, дети будут делать одни и те же упражнения. Но будут разделены. И людей меньше у тренера, как вариант. Либо второй вариант – проводить тренировки по очереди: день на левом, день на правом. Таким образом мы хоть как-то сможем подтянуть родителей с правого берега и вовлечь их детей в занятия хоккеем. Ведь если один раз зайдешь в хоккей – из него уже не выйдешь! Если в него влюбляешься, в него влюбляешься навеки. Я по сей день сам играю с группой здоровья и, мне кажется, никуда и никогда не отделаюсь (смеется). 

- Это интересный вариант. Потому что родителям, которые без машины, достаточно сложно добираться до «Барыс-арены». 

- Да, нужно попытаться учесть ту массу, которая находится на правом берегу. А может быть, среди тех мальчишек есть толковые, которые в перспективе станут профессионалами и могут защищать цвета нашей страны. Почему нет? Надо попробовать. Надо что-то для этого сделать.

А в целом, касаясь небольших изменений, на арене есть бросковая зона, два тренажерных зала, у «Барыса» инфраструктура отличнейшая. Я посмотрел – все четко. Для более старших детей есть интернат, они могут приезжать сюда из других городов - это тоже здорово!

- А если говорить о глобальном, что бы Вам хотелось сделать? 

- У меня два сына, старший занимался хоккеем, сейчас, правда, перешел в футбол. Младшему два года, и он постоянно: «Хоккей, хоккей» со мной. Для меня хоккей – это не только профессиональное, это и личностное желание этим заниматься. И есть понимание того, что детский хоккей – это фундамент основного хоккея. Понятно, мы можем привлечь легионеров для усиления команды, что-то еще…. Но если мы создадим достойный фундамент в лице детской школы, и отсюда пойдет поросль квалифицированных игроков, это будет очень здорово. Поэтому акцент на ДЮСШ должен быть большой. Я вижу три состовляющих в развитии не только детского хоккея в «Барысе», но и во всем Казахстане.

Smiley face

Понятно, что у нас должна быть популяризация. Это первое. Именно пропаганда хоккея. В тех же СМИ первым делом освещают игры взрослых команд, они интересны, да. Но если чуть-чуть больше внимания уделять детскому хоккею, их соревнованиям, что творится там в детском отделении…. В идеале, надо идти в ногу со временем, дети сейчас сидят в соцсетях, и там надо писать, что вот детский хоккей, вот ребенок стал лучшим бомбардиром, нападающим. Это будет вовлекать самих детей, в первую очередь.

Что касается популяризации, очень здорово в мае прошел впервые Чемпионат мира в первом дивизионе. Сколько людей пришло, сколько узнало о хоккее! Я сам с женой приезжал из Рудного посмотреть на такое событие. Это тоже дало мощный импульс, родители приходили с детьми, и многие вовлекались в этот спорт.

Что мы хотим сделать внутри клуба? Мы хотим, чтобы в «окна» игроки первой команды приходили на тренировки и работали с нашими детками. 

- Стали менторами?

- Да, были их шефами, проводили мастер-классы, показывали какие-то финты. 

- Удивительно, кстати, такая простая идея, но до сих пор ее не воплотили в жизнь….

- А это надо делать. 

- Вот же они все, находятся в одном здании!

- Все в одном здании. Это надо делать. Во-первых, это очень бешено мотивирует ребенка. Вчера он приходил смотреть на игру, и болел за этого человека, а сегодня он с ним на одной ледовой площадке, в одних условиях. Это их равняет, дает цель, куда идти и к чему стремиться. Плюс он покажет какие-то финты, которые ребенок завтра применит. И это лишним не будет. Это такая связь! Забегу еще дальше, я так практиковал в Рудном, просил тренеров первой команды приходить на тренировки детей. И здесь я тоже буду просить об этом. Потому что тренеры тренерами, но когда присутствует наставник первой команды, у которого больше опыта, больше знаний и он может поделиться опытом. 

- Ну да, тут и уровень Андрея Скабелки (тренер «Барыса») КХЛ!

- Конечно, вообще другой уровень! То есть, мы начнем с этапа шефства игроков «Барыса» над детьми, а на втором этапе я хочу привлечь тренеров взрослой команды. Думаю, они пойдут на встречу. Это будет польза для всех.

Плюс, в рамках популяризации я узнал, что в прошлом году здесь прошел хороший турнир UТLC. Приезжали иностранные команды - Россия, Китай другие. В этом году, кстати, будет участвовать «Барыс» - 2006. Это тоже даст импульс. Когда проходят такие турниры, как UTLC, Чемпионат мир, они дают приток. А чем больше детей будут вовлечены в хоккей, тем будет больше выбора качественных игроков профессиональных в итоге. Логика простая.

- Давайте перейдем ко второму этапу развития хоккея в Казахстане.

- Второй этап, понятно, это наличие инфраструктуры. У «Барыса» в этом плане хватает льда. Этот вопрос больше касается других городов и регионов, где было бы неплохо ставить ледовые модули, строить ледовые дворцы и вовлекать детей. Насколько я знаю, сегодня в Казахстане 6,5 тысяч детей занимаются хоккеем. В принципе, цифра хорошая. Помимо основных городов: Нур-Султана, Караганды, Усть-Каменогорска, существуют первые команды, клубы, где также созданы детские отделения. Плюс появились Кызылорда, Аксу…. И появись там еще взрослые команды, на кого детям можно смотреть, равняться и вовлекаться – это необходимо.

- Но это зависит от первого руководителя, от акима города или области. Зависит от того, на сколько он любит этот вид спорта….

- Знаете, в том, что у нас развивается хоккей, я признателен и благодарен Аскару Мамину (Премьер-Министр Казахстана, президент Казахстанской федерации хоккея – прим. ред.). Он – фанат этого дела, насколько он вовлечен в этот процесс! Меня очень удивляет: занимает такой высокий пост в Правительстве, но он знает много информации о хоккее, он столько держит информации о хоккее в своей голове! Благодаря его фанатизму, бешеной любви к хоккею у нас идет такая тенденция. Конечно, побольше бы таких людей в спорте. Он пытается разговаривать с акимами, с руководителями, привлекать как можно больше чиновников на местах, развивать хоккей. Благодаря его импульсу, желанию, мне кажется, и в Актюбинске открылась команда…

- В Актюбинске появилась команда, когда регион возглавлял Бердибек Сапарбаев, сейчас он вице-премьер. И он любит хоккей, насколько мне известно. И хорошо если нынешний руководитель это все сохранит.

- По крайней мере, уже пошла команда. Главное – создать. Надеюсь, сохранить будет легче. Тяжелее создать. В том году была молодежная команда, теперь взрослая появилась, то есть – это уже популяризация.

Ну и самое последнее, во главе угла – это, конечно, тренеры. Какие бы льды мы не строили, какое бы количество людей не привлекали, если у нас нет квалифицированных тренеров, он ничему не научит ребенка. Многое и очень многое зависит от тренеров.

Забегу вперед, скажу, как я вижу. Во многих странах, таких как Америка, Канада, Финляндия, Чехия, Швеция – существуют национальные программы по развития хоккея детского.

- Мне кажется это наша общая боль, потому что мы ждем эту программу уже лет десять наверное….

- Да, это программа подготовки юных хоккеистов. Что она дает? На сегодняшний день каждый тренер ведет тренировочный процесс по своему видению, по своему тренировочному плану. Отчасти из-за этого талантливые дети могут оказаться незамеченными. В России в 2018 начали создавать программу «Красная машина». Уже есть до восьми лет, до десяти. И в последующих годах они планирую сделать до 12-ти и до 14-ти лет. Это национальная программа, где расписаны методики, тренировочный процесс для каждого возраста. По сути, это пошаговая инструкция для каждого тренера….

- Чтобы не «убить» ребенка….

- Тренер не выдумывает ничего сверхъестественного, он работает по программе, которая уже создана большими умами. И по ней он ведет детей. Здесь должна учитываться и диета, и психология. Ведь психология тоже немаловажная составляющая в детском возрасте. Становление психики, подготовка, настрой на игру, любви к хоккею. Мы часто упускаем вопрос психологии, а он очень важный. 

- Детские психологи? У нас проблема-то для взрослых команд организовать психологов. Вспомните, руководитель ХК «Сарыарка» Аргын Зайруллаевич Нигматулин не раз говорил о том, что сборной нужен психолог, особенно в молодежной, но этого так и не случилось….

- Однозначно. Я Вам скажу, эти примеры работают, как игрок настроится. Мы в свое время в Рудном привлекали психолога. Парень, который ставил задачу человеку. Я тоже не верил, что это возможно. Он говорил: «Мы сегодня должны выиграть. Ты как лично поможешь команде? Ты нападающий». – «Я гол забью». – «Ты гол забьешь, значит, ты выиграешь, да?». Игрок поставил себе установку на игру. Этот человек очень мало забивал, и именно с него решил начать психолог. И представляете, он выходит и забивает гол. Хочешь верь, нет, но не зря говорят, что подсознание может все. Поэтому надо начинать с детей, у которых психика еще ранимая, ее надо выстраивать. Если игрок хладнокровно настроен на игру, от этого будут результаты, он сможет проявить все свои качества. Бывает, на тренировке игрок готов: катание отличное, владение клюшкой отличное. Выходит на игру – перегорает, он не может применить все свои знания. Поэтому психология здесь очень важна.

- Так что с программой развития отечественного хоккея?

- Я связывался с Федерацией, спрашивал, а как у нас в программе? Говорят, она готовится. Вроде уже есть название - «Путь кочевника». То есть она в стадии подготовки и, дай бог, будет разработана. Тогда, я думаю, у нас будет значительный результат. Я бы даже предложил эту программу сделать в мобильном приложении, чтобы идти в ногу со временем. У всех есть смартфоны, и каждый сможет пользоваться ею в качестве наглядной инструкции.

- Чтобы родители могли контролировать, как минимум, питание….

- Родители, да все…. Доступное мобильное приложение для всех. Удобно. И это очень удобная пошаговая инструкция для тренера: не надо с собой бумаги носить, все инструкции в телефоне. Современный подход. Я думаю, надо на этом акцентировать внимание.

Smiley face

- Ну, и, возвращаясь к тренерам, давайте будем откровенными, у нас есть проблемы с детскими тренерами? 

- Проблемы с тренерами есть, но в «Барысе» они подобраны более-менее качественно. На сегодняшний день у всех наших тренеров есть высшее образование, 50% прошли обучение в высшей школе тренеров (ВШТ – прим. ред.). В этом году мы еще двоих хотим отправить на обучение – Владислава Белана и Павла Цуканова.

Конечно, от тренера зависит все: как он подойдет, как он научит, как он поставит, таким и вырастет ребенок. Поэтому большой акцент нужно делать на тренерах. Я бы ввел аттестацию для тренеров. Потому что, вроде бы, они прослушали курс ВШТ, были на семинарах, и потом нужно проводить аттестацию насколько он усвоил полученную информацию. Озвучить человеку одно, но насколько он впитал эту информацию, насколько может применять на практике – это другое. Нужна аттестационная комиссия, которая будет принимать экзамены у наставников, насколько он усвоил полученную информацию, насколько впитал, насколько тренер квалифицирован. Когда тренеры будут профессионалами с большой буквы, тогда, наверное, они все свои желания, умения передадут детям, и тогда пойдет большое развитие детского, дети добавят, как профессиональные игроки. 

- А есть ли возможность расширить обучение тренеров? Все-таки, два тренера, это мало….

- Если касаться семинаров, понятно, это затратно, не всегда все получается в финансовом плане. Будем искать спонсоров. Плюс, как я уже говорил, я сторонник того, чтобы идти в ногу со временем. Можно по скайпу проводить семинары с канадцами, американцами. Таким образом, мы получим информацию, которую можем завтра использовать.

Так что вот три ключевых направления - популяризация хоккея и пропаганда, наличие достойной инфраструктуры и, конечно же, тренеры, вместе с разработанной программой развития хоккея. 

- В моем понимании, массовое развитие спорта, в том числе хоккея, все-таки начинается не с ДЮСШ, а оно начинается с льда во дворе. Но, как выяснилось, с этим у нас проблемы. А школа всех вместить не может. Простая арифметика: в школе «Барыса» сейчас 800 детей. Набор идет с пяти лет, в первый год приходит примерно 120 детей. Через три года их остается 60. 

         - 60-70, да. 

- Потом они заходят в Чемпионат Казахстана. Еще на протяжении двух лет они играют в двух группа «А» и «Б», и на шестой год занятий остается только группа «А». То есть, школа набрала 120 детей, а через пять лет их осталось всего 25. Почему в Канаде или в Финляндии развивается хоккей? Потому что он массово везде и повсюду. А у нас? Плюс, я не понимаю, как можно определить по 9-ти летнему ребенку, получится из него хоккеист или нет.

- Вы правильно заметили. Если взять наличие ледовых дворцов на душу населения и у нас – соотношение совершенно разное. Там очень много дворцов, там доступность льда. Чем больше льда – тем больше возможности расти ребенку в хоккее, однозначно. Чемпионат Казахстана у нас проходит в четыре тура. Конечно, игр мало. Благо, у нас «Барыс» играет на первенстве России, где уровень совершенно иной и где возможен рост за счет этого. Что касается других школ, у кого нет возможности играть на Россию – конечно же, это мало. И уровня нет и, в итоге, казахстанских детей меньше, чем в России и так далее.

Вы правильно заметили, необходимо увеличение льда. Будет расти массовость, будет больше детей. Какие-то массовые катания, строительство ледовых площадок. Конечно, дешевле на зиму каток под открытым льдом. 

- У нас зима длится 9 месяцев….

- Да, наш регион позволяет это сделать. Надеюсь, у нас будет побольше ледовых площадок. Еще открываются частные школы. Они набирают какое-то количество детей, глядишь, и они будут в «Барыс» подтягиваться.

- Кстати, в Алматы очень хорошее развитие детского хоккея.

- Да, там тоже набор идет, но там тоже не хватает. Я читаю отзывы, комментарии, отслеживаю информацию. Вижу, родители просят: «Давайте найдем лед, тренера». Желание есть, льда, не хватает. Хорошо, что образовываются частные школы. Чем больше детей будет вовлечено, тем больше возможности в более зрелом возрасте выбрать качественных деток-хоккеистов, которые в итоге станут сборниками и будут защищать цвета нашего флага и нашу страну. Массовость нужна, больше катков надо, тогда и результат будет, однозначно.

- Вы заговорили про частные школы. Сейчас очень много детей ходят на так называемые платные подкатки. Не кажется ли вам, что не только хоккей, но в целом спорт, превратился в своеобразную машину по зарабатыванию денег? Почему недостаточно занятий в ДЮСШ, тем более, такого масштаба, как «Барыс»?

- Это международная практика. В Канаде тоже существует такое понятие, где дополнительно за деньги занимаются катанием ребенка. Еще есть такой момент, когда малыши еще не участвуют в соревнованиях или есть инициатива родителей участвовать в коммерческих турнирах. Они приходят и говорят: «Давайте мы за свой счет свозим детей. Мы хотим, чтобы они поиграли». В такой ситуации я всегда приглашаю тренера и говорю: «Ребята, здесь нельзя палку перегибать». Потому что у всех родителей достаток разный. Сегодня определенное количество людей захотели повезти ребенка на турнир, а другая часть родителей последние деньги достает, чтобы ребенок не выделялся. Я считаю, что такие выезды не должны быть частыми, они должны быть точечными. Опять же, они должны быть от инициативы родителей, от их возможностей. Должно быть понимание, а не высасывать последние жилы.  В этом плане хотелось бы, чтобы родители не испытывали финансовое напряжение из-за хоккея. 

- А как понять вот этот момент: испытывают родители финансовые трудности или нет?

- Это выясняется в живом разговоре, надо проводить собрание. Я очень настоятельно сейчас прошу тренеров о том, что должна быть обратная связь, должен быть открытый диалог. «Вы из себя не стройте важных: я тренер, ко мне не подходите». Нет, если родителей интересует ребенок, на какой стадии, что у него получается, не получается, ты должен с ним объясниться. Будь добр – ответь! Ты такой же родитель и тоже будешь переживать за ребенка. Необходимо также проводить собрания. Допустим, вот родитель инициирует, есть ли у всех возможность? Насколько тяжело, целесообразно?

- В большинстве своем родители всегда скажут, что возможность есть.

- Не все. Мы собирались в Рудном, я приходил на собрания и разговаривал с родителями. Бывали такие случаи, когда половина говорит: «Да, нам тяжеловато». Окей! Давайте тогда не будем напрягаться, мы здесь постараемся найти с кем-нибудь спарринг, поиграем с соседним городом, не будем нести затраты. Бывало такое, что большая часть говорила: «Мы же не так часто ездим. Для нас не проблема. Мы готовы ехать». Я проводил чуть ли не голосование: поднимите руку, кому тяжело, давайте разговаривать, давайте быть живыми, контактными, не надо прятаться за маску. 

- Мне кажется, в столице с этим сложнее, здесь люди неохотно скажут, что у них нет возможности. Все равно напрягутся и заплатят.

- И пойдут за большинством.

- Да.

- Это понятно, да. Я разговаривал с один тренером из ДЮСШ, говорю: «Ты как?». Он говорит: «Я только в сентябре, в декабре, три раза готов съездить, все. В следующем году мы собираемся выступать официально (в чемпионате РК, потому я больше трех раз не поеду». Я говорю: «Ну все, ты не злоупотребляй поездками». Поэтому я понимаю, что три раза за сезон – этого предостаточно. Другое дело, если тренер пытается через месяц куда-то мотаться – я скажу: «Стоп». Нет необходимости столько разъезжать. Должно быть разумное понимание сколько можно выезжать. В моей голове есть понимание разумного. Я считаю, что в юном возрасте съездить три раза на соревнования сильного уровня – предостаточно. Другое дело – ты можешь здесь на месте организовывать турниры: с более старшими или младшими поиграть здесь и все. Дальше не надо.

- Подкатки?

- Что касается подкаток, они существуют везде. Понятно, катание мы даем и так, но все дети разные. Кому-то тяжело дается, кому-то с лихвой. Кому-то нужно чуть больше времени уделить катанию. Есть одаренные детки, а кто-то через кровь и пот добивается результатов. Тренер видит, и родители на соревнованиях видят, что катание немножко хромает, поэтому ребенку было бы неплохо походить на подкатки. Опять же, это не принудительно, это рекомендательный характер, и родитель может сказать: «Нет, пусть тренируется, накатывайте ребенка в общем тренировочном процессе». 

- Руслан Болатович, честно скажу, этот вопрос задаю и как журналист, и как мама. Касается он тестов. Понятно, что отбор детей проходит на основании нескольких факторов: это и тренировки, и как он себя показывает в игре, и как сдает тесты. Тем не менее, тесты – это закрытая и непонятная часть. Почему нельзя их сделать открытыми? Я не говорю о том, чтобы показывать результаты всех детей, но индивидуально, чтобы каждый родитель мог увидеть, где есть динамика, а где нет.

- Откровенно признаюсь, я не знаю, в открытом они или закрытом доступе.

- Они закрыты для родителей.

- Касаясь тестов, я собрал информацию, узнал, что в конце и в начале сезона приезжали иностранные специалисты. Я детально узнавал у тренеров, какие методы они применяют, как проводят. И понял, что здесь проявляются скоростные качества: на реакцию, на владение своим телом. Но я тренерам говорю: понимаете, мы же не можем здесь замерить игровое мышление ребенка. Это мы никогда его не замерим. Также тесты не замеряют владение клюшкой или дриблинг, тактическое расположение – насколько человек понимает, как ему играть, как располагаться на льду. Соответственно, это не должно быть единственным критерием. В большей степени, как я понял, тесты проводятся для того, чтобы понять, в правильном ли ключе работают тренеры. Есть ли динамика роста у детей? Если он в начале сезона бегал с такой скоростью и у него была реакция и виражи, он мог объезжать фишки с такой скоростью, то по итогу сезона он должен, конечно, добавить. То есть, это тесты на ловкость, скорость и реакцию - контроль правильности тренерской работы.

- Я об этом же: если мы говорим, что детей водят на подкатки, почему бы родителям не знать, какие компоненты необходимо подтянуть ребенку?

- Я не вижу причин делать закрытый доступ, как ребенок пробежал, за сколько секунд, за сколько минут. Я не вижу в этом проблемы. Узнаю, может на то есть определенные причины, но я не вижу их. Но опять же повторюсь, я ставил вопрос и перед тренерами, что швейцарцы приезжали, замеры сделали, но мышление ребенка ты не замерил. На льду он может вести себя совсем по-другому, может добавить. Вы должны судить ребенка по нескольким факторам: тесты, результативность во время игр и так далее. Выводы необходимо делать вкупе.

Я еще могу предположить, что причина в том, чтобы не было межродительского конфликта. Вы сами сказали, что судят по нескольким факторам. Допустим, ребенок отчислен из группы не только потому, что он быстро бегает, а вообще по другим мотивам. Может доступ закрыт, чтобы не было скандалов между родителями, чтобы родители не делали выводы только по тестам. Но это я только могу предположить, я узнаю, мне самому интересно, почему закрытый доступ.

- Я согласна с Вами, что открытые тесты могут спровоцировать межродительский конфликт. Поэтому, может быть, стоит подумать о том, чтобы давать индивидуально? Каждому родителю на своего ребенка.

- Поставим этот вопрос. Хотя бы давать личные результаты до и после, думаю, не будет проблем.

- Не могу не спросить, на протяжении всего интервью я смотрю на Вашу тетрадь, которая вся исписана. Это Вы за столь короткое время работы исписали?

- У меня все исписано. Я сделал для себя пометки, напоминания, что нужно сделать, что уже сделал. Если что-то сделал, я зачеркнул, чтобы не возвращаться к тому, что сделал и не забыть, что нужно сделать. Голова может все не удержать. А на бумаге все-таки спокойней, когда ты видишь уже, что нужно сделать. 

- Возможно не совсем корректный вопрос, но спрошу: столица, это все-таки не Рудный, «Барыс» - не «Горняк», все-таки главный клуб страны. По сути, вы пришли на все готовое: инфраструктура, дети, тренеры, условия, финансирование…. Не боитесь расслабиться?

- Ни капельки не боюсь. Наверно, я другого склада. Я такой человек, что наоборот, боюсь своей инициативностью надоесть наверху. Поэтому нет, ни капли не боюсь. Всегда же есть, над чем поработать. Как говорят, совершенству нет предела. Можно тренировочный процесс контролировать, можно условия создавать для тренировок – много чего можно оттачивать в процессе работы. Безусловно, фундамент в школе «Барыс» классный, инфраструктура отлажена, но не все, не идеально. Мы – не Канада, здесь можно еще что-то делать. Я сейчас надеюсь, что меня командируют 7 ноября в Омск на открытие новой детской академии. 

- Там же будет межрегиональный форум с участием Владимира Путина и Касым-Жомарта Токаева. И в рамках этого форума пройдет турнир среди ребят 2009 года рождения, где будет играть на «Барыс».

- Да-да. Будет открытие. Я бы хотел съездить, посмотреть академию. Она сделана по современным меркам, стандартам. Что-то полезное я бы оттуда почерпнул, возможно, реализовал бы здесь.

- В общем, план – не останавливаться на достигнутом?

- Конечно, предела нет совершенству. Можно всегда что-то улучшать. В каждой работе можно что-то улучшать и нужно это делать.


Источник: yunews.kz