Ничто не забыто - новости Казахстана и Мира | YUNEWS.KZ
Рус Қаз

Регистрация

Вход

+7 771 194 0204 Наш whatsapp

Ничто не забыто

23 Февраль 2019, 12:00

Smiley face

23 февраля 1944 года стало одним из самых трагичных дней в истории чеченцев и ингушей. Почти полмиллиона человек выгнали из своих домов и в вагонах для перевозки скота депортировали в Казахстан. В пути от голода и обморожения погибли тысячи человек, их тела выбрасывали из вагонов и оставляли в снегу. В этом году исполняется 75 лет с того страшного момента, когда целый народ лишился своей родины. Yunews выслушал рассказы свидетелей тех страшных событий.

Суп из подорожника

Хамзат Муступаев – ровесник той трагической даты. Ему было всего четыре месяца, когда  младенцем у мамы на руках он в товарном вагоне приехал в Казахстан.

Smiley face

- Этот трагический день ни один из нас никогда не забудет. Берия возглавлял операцию «Чечевица» по выселению чечено-ингушского народа со своих исторических мест. За два дня им было дано задание подогнать две партии по 86 эшелонов с вагонами для скота, загрузить людей и перевезти. В операции принимало участие около 26 тысяч солдат. Людей никто не предупреждал, им не давали времени на сборы – ехали без личных вещей, теплой одежды, еды. Никто не знал, куда их везут и почему. Люди по пути умирали в большом количестве от голода и холода, семьям не разрешали довезти тела до нового места проживания, чтобы похоронить, и тела просто выкидывали по пути следования поезда. Весь путь был усеян мертвыми людьми, - вспоминает аксакал.

- С 1944 по 1949 годы в Казахстан насильственно перевезли 492 тысячи человек. В Карагандинскую область, только по примерным подсчетам, попало 36 тысяч 720 чеченцев и ингушей, из них третья часть умерла. Мы с мамой, бабушкой и двоюродным братом попали в поселок-совхоз№3 Тельманского района. Там нас и наших земляков ожидали землянки, вырытые на глубину двух метров в мерзлой почве. Для покрытия крыши давали старые соломенные матрасы, а для обогрева в углу стояли буржуйки. Кто находил ветки для печи – топили их, остальные просто мерзли. Людям нечего было есть, им поначалу не давали никакой работы, все ходили обессиленные и буквально пухли от голода. У людей не было сил хоронить своих близких, их закапывали в снег до весны, чтобы потом предать земле.

Весной и летом было немного легче.  Помню, бабушка просила меня сходить нарвать в поле подорожника, потом бросала его в кипяток, и так мы питались. Спасли нас местные жители – казахи протянули нам руку дружбы. Они буквально делились с нами последним куском хлеба, отдавали все, что сами имели. Я думаю, это потому что казахский народ сам перенес страшный голод и понимал, что значит умирать без еды. Я твердо уверен, что мы выжили только благодаря этой помощи.

Smiley face

 В семилетнем возрасте я и мой племянник стали  кормильцами семьи – пошли работать на колхозные поля, где нам давали картошку и платили три-четыре рубля в месяц. Так наш народ начал восстанавливаться на новой родине.

В 1957 году вышел указ, разрешающий чеченцам вернуться на свою историческую родину. Многие воспользовались этой возможностью и уехали в родную Чечню, но немало земляков осталось в Казахстане. Не могу сказать за других, но лично я отучился здесь в школе, поступил сначала в техникум, потом стал первым выпускником-чеченцем Карагандинской высшей школы МВД. Работал начальником уголовного розыска в Шахтинске. Моя жизнь здесь была уже налажена, поэтому решил остаться на новой родине. Мы учились все вместе – русские, белорусы, чеченцы, казахи, немцы, никто не припоминал друг другу каких-то исторических обид, не говорил о национальных интересах. Мы учились и жили как единая семья. Никого из нас не ущемляли по национальному признаку, каждый беспрепятственно воплощал в жизнь свои планы и мечты, выбирал профессию, создавал семьи. Я благодарен судьбе, что мы живем со всеми нациями в дружбе и согласии и что моя жизнь связана с Казахстаном.

Smiley face

«От голода нас спасали местные жители»

Мустафе Татриеву пришлось возвращаться в Казахстан дважды. Первые раз – поневоле, под прицелом ружей советских солдат, второй раз – спасаясь от войны в 90-х годах. И оба раза казахстанская земля приняла страдающий народ с радушием.

Мустафа Ханипович помнит события тех лет очень хорошо – когда их семью выселяли из родного дома, ему было семь лет. Одним из самых ярких воспоминаний осталось… яблоко, которое он увидел на ветке, трясясь в телеге по дороге на вокзал. Голодный ребенок спрыгнул на землю, чтобы сорвать фрукт, за что получил прикладом от сопровождающего солдата.

- В Казахстане нам помогали все, кто здесь проживал - и местное население, и те, кто также был сослан сюда по воле диктатора: немцы, евреи, греки. Учительница начальных классов приносила нам молоко в бидоне, русские соседи давали картошку. Никогда не забуду председателя совхоза Якова Кузьмича: в буран он запрягал сани, грузил на них зерно и прямо возле ворот домов чеченцев его сани обязательно опрокидывались, «теряя» по мешку пшеницы. Так нас спасали от голода.

Потом жизнь постепенно наладилась. Родители работали, дети учились в школах, потом в техникумах и даже получали высшее образование. Чеченцы наравне с другими строили казахстанское государство, поднимали экономику страны. Мы возвращались на историческую родину, жили и работали в Чечене, а в 1994 году пришлось оттуда бежать из-за войны. Сейчас мы все снова живем в Казахстане – здесь выросли дети, родились внуки, все живут хорошо и спокойно, - добавляет Мустафа Татриев.

Smiley face

Новая родина

Зиялдин Дакаев родился уже на новой родине – в 1945 году. Отец Дакаева ушел на фронт добровольцем, воевал на Гомельском направлении, получил ранения во время минометного обстрела. В 1944 году приехал на побывку после ранения в родное село, но уже никого не застал дома – только мародеры тащили из дома вещи и мебель. Оказалось, всех только что увезли на вокзал для отправки в вагонах. Кое-как разыскав родных, он добровольно отправился с ними. В Осакаровке, куда привезли чеченцев, население составляли кубанские казаки, греки, немцы, поляки, евреи. Поселения значились по номерам, за всеми следила комендатура. Отец не мог пойти в соседний поселок к матери без специального пропуска.

- Как фронтовика, знающего русский язык, моего отца поставили старостой.  Потом жизнь наладилась. Дядя, бабушка и сестры уехали на родину, а мы остались здесь жить и здесь будем похоронены, - рассказывает старейшина.

Smiley face

Родители Мовлди Абаева  познакомились «благодаря» тому, что оказались на казахстанской земле, так что официальной родиной аксакала стал уже Казахстан. Отец организовал столовую, где варились жидкие похлебки, многим из сосланных они спасли жизнь. Узнав, что родственники живут в Караганде, родителям буквально пришлось сбегать от комендатуры на товарном поезде без верхней одежды.

- Мы прошли сложнейший путь, потеряли своих родителей. Были страшнейшие истории, которые никогда не забудут чеченцы. Как в ауле Хайбах в специально запертом помещении заживо сгорели 705 человек – стариков, детей и больных. Как умирали от голода целыми поселками. Как семьям не давали воссоединиться, раскидав людей по разным поселениям. Как некоторые председатели совхозов наживались на горе высланного народа, давая кусок хлеба за оставшиеся на женщинах украшения. Как избивали до полусмерти тех, кого ловили на убранных полях со сбором колосков. Мы никогда этого не забудем. Поэтому 23 февраля навсегда останется для нашего народа днем великой скорби. Наши родители не видели ничего хорошего в жизни, их путь был полон страданий. У нас все хорошо, мы живем здесь в мире и согласии, никто не притесняет. Мы сохраняем свой язык, культуру, веру, живем в дружбе и уважении со всеми народами, - добавляют аксакалы.


Источник: yunews.kz